ressina-privivka.ru

Здоровье РОССИИ - национальное достояние.
  • Сегодня читают
  • Сегодня обсуждают
  • Вопрос пластическому хирургу
Прививка Татьяны Рессиной » Мир без опасности » Спасите наши души. Спастись в экстремальной ситуации сложно, но необходимо. Часть 1.

Спасите наши души. Спастись в экстремальной ситуации сложно, но необходимо. Часть 1.

Конец прошлого 2005-го года поразил москвичей серией пожаров. Поразительным было поведение пострадавших. На одном из них - в городской больнице - четыре человека погибли в огне. На другом - рабочие склада протянули веревку с третьего этажа и спустились по ней. В 25-этажном жилом доме два человека, спасаясь от огня, выпрыгнули с последнего этажа, вместо того, чтобы прорваться сквозь огонь и выбежать на лестницу. Почему?

Впервые выпрыгивания людей из окон высотного дома поразили весь мир после взрыва Всемирного центра торговли в Нью-Йорке. Это было необычно, непонятно, необъяснимо, а от того особенно страшно. О необъяснимых поступках в экстремальных ситуациях я попросила рассказать врача-психиатра Ларису ПРОКОПЕНКО.

- Лариса, у каждого человека есть определенный жизненный опыт, нам много говорят о том, как правильно вести себя в экстремальных ситуациях, но в горящей квартире человек почему-то бежит не на лестницу, а на балкон, отрезая себе путь к спасению...

- Во время любых потрясений, будь то взрыв или природное стихийное бедствие, человек находится в шоке. В таком состоянии теория ему мало пригодится. Он просто не вспомнит, чему его учили, и что ему нужно делать.

- Но не все же люди одинаковы. Например, известны четыре основных характерных типа человека. Неужели ни один из них не способен вести себя адекватно ситуации?

- Представьте себе - и сангвиники, и холерики тоже непредсказуемы. Тип характера в форс-мажорных обстоятельствах большой роли не играет. Можно лишь сказать, что в минуту опасности у людей, как правило, бывает 2 типа реакции. Некоторые находятся в ступоре. Они не понимают, что с ними происходит. Сидят практически без движений и никаких шагов к своему спасению не предпринимают. Второй тип реакции диаметрально противоположный. Люди, реагирующие на опасность по этому типу, находятся в возбуждении. Они совершают суетливые, но совершенно бестолковые и бесцельные действия. Если позволяют обстоятельства, они бегают, кричат...

- Видимо, в этот момент и совершаются роковые ошибки?

- Чаще всего так и происходит. Во время наводнения бегут в комнату, а не из нее, пытаются забаррикадировать дверь, хотя понятно, что вода все равно просочится и логичнее выбираться наружу на более высокое место. На пожаре люди выбрасываются из окон и с балконов, забывая, что живут на высоких этажах. Около разрушенных зданий бездумно становятся под нависающие фрагменты конструкций, которые в любой момент могут свалиться на них. В общем, большинство людей в таких ситуациях ведут себя интуитивно, не оценивая реальную обстановку.

- Выходит, супергерои, способные выйти сухими из любой воды, есть только на телевизионных экранах?

- В жизни тоже встречаются люди, которые могут реально оценивать ситуацию и совершать целенаправленные действия. Им нередко удается спасти не только собственные жизни, но и выручить окружающих. В основном это люди, которые постоянно попадают в экстремальные ситуации: альпинисты, спасатели... У них есть соответствующая подготовка и тренировка. У них и психика совсем другая, чем у обычных людей, чье существование не связано с риском для жизни. Но, к сожалению, таких людей очень мало.

- Но сидеть, сложа руки, и надеяться, что в роковую минуту рядом окажется сильная личность с особой психологией, - это же нелепо.

- Я по этому поводу сейчас вспомнила движение бойскаутов, которых мы в наше пионерское прошлое активно высмеивали. А ведь на самом деле это очень полезная для жизни организация. У нас, к сожалению, такой нет. Ну, ввели недавно в школьную программу предмет под названием ОБЖ. Вроде бы учат детей, как нужно обезопасить свою жизнь. Но ведь это все та же теория, которая в экстремальной ситуации забывается. Чтобы действительно чему-то научиться, нужна практика. А кто из школьных учителей вывозит детей на природу, учит их разводить костер, находить дорогу в лесу, если заблудился? Печально, но факт - мы практически ничего не делаем для того, чтобы научить человека выживать в сложных ситуациях...

- Я тоже сейчас вспомнила великую американскую трагедию, когда террористы подорвали нью-йоркские небоскребы. Ведь в них наверняка были бойскауты, были и тренированные люди, занимающиеся альпинизмом, да та же служба охраны, наконец. Неужели не нашелся ни один человек, который бы начал предпринимать хоть какие-то действия для спасения?

- Я думаю, что в том здании, которое самолет протаранил, и оно в считанные минуты обрушилось, люди просто не успели ничего понять. В другом здании, в котором сначала были разрушены лишь верхние этажи, американцы, конечно, успели осознать, что с ними происходит, что они оказались в безвыходной ситуации: лифты не работает, электричество отключилось, лестницы разрушены... А в безвыходной ситуации, я подчеркиваю - именно в безвыходной, даже спасатель ведет себя иначе. Он оценивает ситуацию и понимает, что бессилен что-либо сделать. И практически ничего не предпринимает. Да он ничего и не смог бы сделать. Кроме того, у тренированных людей, осознающих всю безысходность ситуации, довольно часто наступает запредельное торможение. Это охранительная реакция. Организм таким образом защищает мозг от "поломки", которая может случиться из-за непосильной задачи - найти выход там, где его нет. Человек в принципе видит, что происходит, но не осознает это, как будто это происходит не с ним, он не может понять и объективно оценить происходящее. И ничего не предпринимает.

- То есть самая важная в такой момент реакция организма - инстинкт самосохранения - начинает работать против самого человека?

- В какой-то мере - да. А как объяснить действия тех, кто выбрасывался из окна? Это ведь был даже не 10-й этаж, который уже смертелен для человека. Прыжок с сотого этажа вообще никаких надежд не оставляет человеку. И все-таки он прыгает. Его заставляет это сделать инстинкт самосохранения. Изначально эта реакция работает на человека, но в безвыходных ситуациях инстинкт превращается в разрушителя.

- Мне кажется, тем, кто отключается от ситуации, бывает немного проще.

- В общем-то, да. Тем, кто осознает происходящее, бывает тяжелее. Они понимают, что спасения нет нигде: ни под столом, ни в подсобке, что не поможет прыжок из окна, ковер-самолет за ними не прилетит. Это, конечно, трагедия.

- Лариса, можно хотя бы приблизительно представить ощущение людей, которые оказываются в момент пожара, взрыва, землетрясения или наводнения на месте событий? Как, например, вели себя американцы в том злополучном торговом центре, который стал для них мышеловкой? Извини, что постоянно возвращаюсь к американским событиям. Но тот теракт был уж очень какой-то: сумасшедший, фантастический.

- Дело в том, что эмоции обреченных нигде не описаны. По вполне понятной причине: в безвыходных ситуациях люди погибают и поэтому не в состоянии поделиться своими ощущениями. О состоянии людей в этот момент можно лишь догадываться. Кто-то из них, наверное, кричит, кто-то мечется, а кто-то забивается в угол. В нестандартных ситуациях люди ведут себя по-разному, в зависимости от характера. Тогда в Нью-Йорке, кто-то, наверное, просто сидел в шоке и молился. В США это принято - в неординарных случаях обращаться к Богу. А кто-то, может быть, звонил по мобильному телефону своим родным. В последние минуты жизни прощался с дорогими людьми. А кто-то, вполне возможно, вызывал Службу спасения. Это тоже в американском духе, в их привычках. Но у всех людей есть и общее ощущение: чувство обреченности, животного страха.

- Было сообщение, что один человек сразу после взрыва спустился по лестнице с 55-го этажа и успел таки выбежать из здания до того, как оно рухнуло.

- Значит, у него была возможность выхода из ситуации. Те, кто был на нижних этажах и кто не растерялся, а побежал в нужном направлении, - я думаю, все эти люди спаслись. В безвыходных ситуациях, как это не парадоксально, спасаются простые граждане со средним образованием и без специальной подготовки. Они просто бегут, подхлестываемые инстинктом, пытаются протиснуться в любую щель и, бывает, находят выход.

- Вот теперь мне тоже хочется подчеркнуть. Из нашей беседы можно сделать такой вывод. В обычной экстремальной ситуации главенствующую роль играют люди тренированные. Они быстрее ориентируются, находят выход и, как горьковские Данко, ведут за собой и спасают остальных людей. А в ситуациях безвыходных все как раз наоборот - спасатели погибают, а простые граждане с помощью инстинкта умудряются найти выход. Все так?

- Правильно. В жизни именно так и происходит.

- Остается надеяться, чтобы в подобных ситуациях, если они, не дай Бог, еще когда-нибудь повторятся, не растерялось как можно больше людей...

- Здесь тоже не все так просто. Если бы такая страшная катастрофа произошла в любой другой стране - можно было бы надеяться на меньшее количество жертв. Что же касается американцев - то нужно учитывать их своеобразие. В США очень силен дух патриотизма. В таком духе детей воспитывают с пеленок. И каждый американец знает, что страна его защитит. Там за каждым солдатом, затерявшимся в пустыне, отправляют бойца. Опять же есть "Служба спасения", которая не только людей, но и кошек с собаками спасает. Люди к этому привыкли. У них очень сильно развито чувство безопасности, защищенности. Вспомни кадры хроники - сколько человек, высунувшихся в окна, размахивали бумагами и тряпками. Они привлекали к себе внимание, призывали, чтобы их спасли. Я думаю, что это чувство защищенности немало людей погнало не на лестницу, то есть на путь к спасению, а к окнам - надеяться и ждать, когда их спасут. Поэтому, кстати, то, что случилось в США, для американцев страшная трагедия. Страшнее, чем для любой другой нации. Это удар!

- То есть существуют некоторые национальные особенности поведения в экстремальной ситуации. Ты думаешь, после этих событий у американцев изменился менталитет?

- Менталитет полностью в одночасье не меняется. Но в своем мироощущении американский народ, безусловно, кое-что изменит. Именно в силу своей защищенности раньше они ощущали себя хозяевами жизни. Причем, везде, в любой стране. Например, я знаю такой жуткий по своей сути случай. Американская супружеская пара приехала в ЮАР. Женщину сразу предупредили - на рынок, где торгуют негры, одной не ходить. А она пошла, пока муж был на симпозиуме. Потому что для нее этот запрет был дикостью. Как это она не может пойти, если привыкла ходить везде, где захочется? В результате она попала в фантастическую для ее понимания ситуацию. На рынке ее изнасиловали восемь негров. Я думаю, чувство неуязвимости у нее исчезло. То же самое, пусть постепенно, но произойдет и с американским народом в целом.

- Что, на твой взгляд, в них изменилось?

- Я думаю, они теперь живут с ощущением, что все уязвимы - будь то в Америке, или в Африке. Что и у них может появиться машина с взрывчаткой, а не только в далекой России. Совершенно очевидно, что они стали мягче и с большим пониманием относиться к нашим антитеррористическим акциям, за которые всегда нас осуждали.

- Кстати, о последствиях. Ведь не только простой американский, но и правительство пережило точно такой же шок, также утратило чувство неприкосновенности и превосходства. Во всяком случае, президент Буш во время выступления выглядел как человек, который пережил страшное потрясение и после него все еще не пришел в чувства.

- Ты права. Буш тогда выглядел как человек, который обещает решительные действия, но сам к ним не готов. И первопричину этого нетрудно понять. Не только в его глазах, но и в глазах мирового сообщества рухнул образ могущественной державы, на которую никто не посмеет поднять руку.

В любой ситуации постарайтесь сохранить ясность ума, как бы трудно это ни было. И да поможет Бог всем нам.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Фото дня