ressina-privivka.ru

Здоровье РОССИИ - национальное достояние.
  • Сегодня читают
  • Сегодня обсуждают
  • Вопрос пластическому хирургу
Прививка Татьяны Рессиной » Тело » Шок и кариес. Почему девушки умирают при пластических операциях?

Шок и кариес. Почему девушки умирают при пластических операциях?

Красота требует жертв, порой смертельных. За последние две недели в Москве из-за пластических операций скончались две девушки.

 

Одна во время подтяжки груди впала в кому, и у нее остановилось сердце. Вторая умерла от сепсиса после неудачной ринопластики. Росздравнадзор призвал к бдительности пациенток клиник пластической хирургии. Кто создает красоту и почему это может закончиться трагически ?

 

Один раз на миллион

Москвичка Екатерина Киселева скончалась на операционном столе в частной клинике пластической хирургии 15 апреля. В Сети появилась запись телефонного разговора главного врача с мужем погибшей. Слышно, что медик называет операцию удачной, но не выдержало сердце. Ни врачи клиники, ни бригада скорой помощи помочь не смогли. Муж Киселевой подумал, что это розыгрыш, и несколько раз спросил: "Вы шутите?"

 

Главврач оправдывалась по телефону: "Это бывает раз на миллион, но это случилось… Началось замедление пульса. Мы пытались его ускорять. Поднимали-поднимали, не поднимается. Остановка сердца. Реанимационные мероприятия. Адреналин, все подряд. Вызвали реанимацию".

 

Муж погибшей Антон Ильин рассказал, что его жена ничем не болела, в клинику обратилась по рекомендации своей подруги. Родственники утверждают, что Киселева перед операцией сдала все анализы и прошла необходимые процедуры. Судя по всему, хирург Григорий Перекрестов сделал вывод об отсутствии у нее противопоказаний.

 

Врач с шестилетним стажем Перекрестов ведет личные страницы в соцсетях, где публикует фото пациентов, он же — лицо клиники, от его имени размещена информация об услугах. На сайте медицинского учреждения есть несколько десятков положительных отзывов о качественной работе хирурга.

 

Следователи возбудили уголовное дело 24 апреля. Опросили персонал, изъяли импланты, которыми пользовались медики при подобных операциях.

 

Адвокат Игорь Ким, занимающийся делом Киселевой, рассказал корреспонденту РИА Новости, что выводы делать преждевременно, но если будет установлено, что оказанная услуга не отвечала требованиям безопасности, виновные понесут уголовную ответственность. Важно понять, какие были результаты анализов и имелись ли противопоказания.

 

"Пока устанавливается причина смерти пациента, изучаются действия медперсонала. Результаты анализов, которые Киселева сделала перед операцией, и полноценное расследование помогут найти виновных", — уверен Ким.

 

Смерть также может быть связана с реакцией организма на введенные препараты для анестезии или их сочетание. Пластический хирург, основатель одной из московских клиник Юрий Иншаков объяснил РИА Новости, что анафилактический шок в такой ситуации предугадать трудно, поскольку аллергия бывает скрытой и ее не распознать при малых концентрациях введенного на пробу лидокаина.

 

"Пластика — это не услуга"

Известно также, что анестезиологом на этой операции был 24-летний Зейнар Неджафов. По предположению СМИ, он мог ввести девушку в общий наркоз, уйти и не наблюдать за ее состоянием. По мнению Иншакова, 24 года — слишком молодой возраст для анестезиолога, работающего в пластической хирургии.

 

"Без опыта достаточно трудно сориентироваться в стрессовой ситуации. Неспроста врачи учатся годами, постоянно совершенствуются. А главное, сейчас стали забывать: хирургия, в том числе и пластическая, — это все-таки не услуга, а медицина", — говорит эксперт.

 

В той же клинике двумя месяцами ранее было другое ЧП: москвичка Анна Валеева выпала из окна четвертого этажа после липосакции. Она еще не пришла в себя после общего наркоза. Встала с постели, открыла окно. В палате с ней никого не было. Результат — многочисленные переломы предплечья и тазовых костей, сотрясение мозга. Инцидентом занялась прокуратура, однако клинику не закрыли, пациентов продолжают принимать.

 

Двойная бухгалтерия

В другом медучреждении Москвы после пластической операции на лице скончалась 29-летняя Марина Курхова из Кабардино-Балкарии. Это произошло 25 апреля. Девушка легла под нож, чтобы скорректировать нос. На следующий день после ринопластики ей стало плохо. Ее доставили в реанимацию института Склифосовского, где диагностировали сепсис. Врачи боролись за жизнь пациентки, но сделать ничего не смогли.

 

Как выяснилось, в клинике это не первый летальный исход. По информации СМИ, в середине апреля врач здесь провел операцию 41-летней Ольге. Во время хирургического вмешательства ей стало плохо, в тяжелом состоянии ее доставили в больницу, где она скончалась. По предварительным данным — от анафилактического шока.

 

"Медики предполагают, что Ольга могла не успеть восстановиться после предыдущей операции — три недели назад она делала ринопластику. Также врачи не брали у пациентки анализы на наркотики и алкоголь", — говорится в сообщении.

 

Еще три пациентки клиники находятся в реанимации с осложнениями после пластики. По данным следствия, у медучреждения было два юридических адреса, но одна бухгалтерия и медперсонал. Таким образом, считают следователи, маскировалась плохая репутация.

 

Недолеченные зубы

Росздравнадзор проводит свою проверку по факту смерти Марины Курховой. Ведомство также записало видеоролик о том, на что пациентам следует обращать внимание, чтобы после операции не было осложнений.

 

Заведующая отделом косметологии Института пластической хирургии Анна Стенько пояснила: в первую очередь проблемы связаны с серыми, контрафактными препаратами. Филлеры, ботокс, инъекции для липотерапии должны быть зарегистрированы в России и получить удостоверение.

 

Вторая причина осложнений — скрытые заболевания, о которых порой умалчивают пациенты. Речь идет о воспалениях, синуситах, невылеченных зубах, кариесе. По словам Стенько, связь бывает самая прямая: например, несанированные процессы в полости рта часто приводят к воспалению на лице после инъекции геля.

 

Третья причина — некомпетентные врачи. Нельзя выполнять инъекции на дому либо по абстрактному адресу. Врач должен иметь высшую категорию, пройти подготовку по специальности "дерматовенерология и косметология", а не быть специалистом промежуточного звена. Он обязан обеспечить открытый доступ к информации о своем образовании. Кроме того, необходимо проверить наличие лицензии учреждения и уточнить квалификацию медика на сайте Росздравнадзора.

 

Впрочем, некоторые врачи выступают против перекладывания ответственности на пациентов. Юрий Иншаков объясняет, что они чаще всего руководствуются субъективными факторами. "Кто-то внимательно рассматривает дипломы, которые висят на стенах. Кто-то выбирает по внешним признакам: могут обратиться к специалисту, потому что он симпатичный. Человек воспринимает все как потребитель. Они словно колбасу выбирают, это неправильно", — сетует он. По его мнению, всю полноту ответственности должен нести врач, именно ее следует ужесточать. РИА Новости

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Фото дня