ressina-privivka.ru

Здоровье РОССИИ - национальное достояние.
  • Сегодня читают
  • Сегодня обсуждают
  • Вопрос пластическому хирургу
Прививка Татьяны Рессиной » Этот пестрый мир » Родильная горячка. Суррогатное материнство рождается в муках. Часть 2.

Родильная горячка. Суррогатное материнство рождается в муках. Часть 2.

 

За рубежом в судах идет дележка детей между "суррогатными" и генетическими матерями -- Ватикан против суррогатного материнства -- «Заменяющее материнство» лучше положить на плечи близких родственниц

"ЭТО МОЙ РЕБЕНОК!"

"... Все, что я чувствую, – боль. Я проклинаю тот день, когда на это согласилась. Когда они пришли забирать мою девочку, мне показалось, что у меня остановилось сердце. Я поняла, что не смогу без нее жить", – примерно такими словами начала свою речь в суде американка Уайтхед.

Горькая исповедь молодой женщины заставила содрогнуться даже самых равнодушных. Здание суда штата Нью-Джерси напоминало осажденную крепость. Между желающими поглазеть на процесс века яблоку негде было упасть. Процесс и впрямь обещал стать сенсацией (в юридические анналы он вошел как "дело бэби М"). Речь шла о грудной девочке, которую Уайтхед выносила и родила для богатой бездетной супружеской пары Стернов.

Согласие выступить в роли инкубатора сулило малообеспеченной женщине солидный гонорар. Материнский инстинкт оказался сильнее. Когда девочка появилась на свет, отдать ее Стернам Уайтхед наотрез отказалась.

Необычное судебное разбирательство вызвало горячую дискуссию в мировой прессе. Сторонников бездетной супружеской пары оказалось значительно больше. На сторону генетических родителей встал и суд присяжных. Руководствуясь интересами ребенка (чета состоятельных врачей может дать ему значительно больше), судья Харви Соко вынес вердикт: "ответчице" Уайтхед следует девочку отдать.

С тех пор минуло девять лет. Считать ли договоры о вынашивании действительными? Могут ли они носить коммерческий характер? Кому отдать предпочтение, решая судьбу необычного ребенка, - женщине-инкубатору или тем, кто его зачал? Однозначных ответов на эти вопросы, не найдено и сейчас.

Самой крайней позиции в отношении "суррогатного" материнства придерживается Ватикан. В марте 1987 года Конгрегация по вопросам веры издала распоряжение, предписывающее медикам-католикам не участвовать в проведении операций по имплантации эмбриона, а юристам – объявить вне закона все, что с этими операциями связано.

К счастью, ни те, ни другие к экстремистским рекомендациям не прислушались: для сотен тысяч бесплодных пар уникальное медицинское открытие – последняя возможность стать родителями, единственный шанс на полноценную семью. Но как направить сложное явление в законное русло, как защитить права ребенка и тех, кто столь нетрадиционным образом произвел его на свет?

Серьезнее всего взялись за дело англичане. Еще в 1985 году здесь был принят соответствующий законодательный акт. Закон запрещал использовать "заменяющее материнство" в коммерческих целях, ибо "сие несовместимо с человеческим достоинством" и ведет к чудовищной эксплуатации малоимущих граждан. Появлению закона предшествовали два крупных скандала. В первый раз возмутителями спокойствия стали журналисты. В газетной заметке сообщалось о двух англичанках, за вознаграждение вынашивающих детей. Заказчик – Национальный центр "заменяющего материнства" в Вашингтоне. Корыстных англичанок и их нанимателей заклеймили позором. По этому поводу была создана даже специальная комиссия.

В другой раз в колокола забили юристы. Поводом стало обращение в суд молодой англичанки. "Суррогатная мать" возмущалась, что за рожденного ею ребенка посредническое агентство, получившее от американской супружеской четы 40 тысяч фунтов стерлингов, заплатило ей только 6 с половиной тысяч. Началось разбирательство. По иску местного органа социального обеспечения суд низшей инстанции издал приказ о задержании новорожденного на несколько дней. Суровое распоряжение вызвало бурю негодования со стороны генетических родителей. Судьба малыша была решена на основе волеизъявления "заменяющей матери". Поскольку англичанка призналась, что у нее не появилось материнских чувств к ребенку, судья Высокого суда Лэйти признал родительские права за многострадальными американцами. Супругам повезло. Слушайся их дело сейчас, все могло бы сложиться совсем иначе. Решая, кому достанется "спорное" дитя, судьи, как правило, единодушны: предпочтение получает "суррогатная мать" (так как "вряд ли правомерно рассматривать ее только как инкубатор, не имеющий с ребенком биологической связи"). На раздумья законодательство ряда стран дает такой женщине от трех до шести месяцев.

Ужесточилась юридическая практика и в отношении "договоров о вынашивании". Дабы исключить использование уникального метода борьбы с бесплодием в коммерческих целях, в большинстве стран такие договоры между суррогатной матерью и генетическими родителями не имеют юридической силы и не могут быть обжалованы в суде.

В своих решениях юристы руководствуются не только собственными убеждениями. Изучением проблем, связанных с "искусственной репродукцией человека", в свое время занималась специальная комиссия Совета Европы. В борьбе с коммерческим использованием "заменяющего" материнства и для того, чтобы уменьшить количество споров по поводу принадлежности рожденного таким образом ребенка, представительная комиссия рекомендовала использовать в качестве матери-инкубатора сестер, близких родственниц или подруг бесплодной женщины, производить подобные операции лишь по экстремальным медицинскими показаниям и допускать оплату лишь тех расходов, которые связаны с временной нетрудоспособностью "суррогатной матери", а также с ее медицинским обслуживанием.

Призывы Европейской комиссии возымели успех. Разработанные ею рекомендации легли в основу законодательства многих стран. Что, впрочем, не застраховало зарубежных юристов от душещипательных судебных разбирательств. Об одном из таких дел сообщалось в английской прессе. Героиней газетных публикаций стала 38-летняя Джиллиан Смит, мать четверых детей. Согласившись сотрудничать с благотворительной организацией, помогающей бездетным парам, и заключив с ней соответствующий контракт, миссис Смит согласилась выступить в роли "инкубатора". После рождения ребенка она получила 8 тысяч фунтов стерлингов. Но когда увидела младенца, так распереживалась, что отказалась от денег и обратилась в суд с просьбой оставить ей мальчика.

"Несчастная женщина понимает, что шансов выиграть процесс у нее нет, и не винит никого, кроме себя, но уверена, что об этой ошибке она будет сожалеть до конца дней..."

 

Материал подготовили
Татьяна ГУРЬЯНОВА и Татьяна РЕССИНА

Взяв под защиту "суррогатную мать", юристы забыли об одном: посоветоваться с медиками. И представить себя на месте бесплодной пары, рискующей в любой момент потерять единокровное дитя, которое так тяжело им досталось.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Фото дня

Популярные материалы